grzegorz_b (grzegorz_b) wrote,
grzegorz_b
grzegorz_b

Айнзацгруппы, совместные отряды Гестапо-НКВД, Эйхман, Мюллер и еврейский вопрос - 1

В продолжение темы о том, как немецкие и совеццкие нацисты совместно готовили войну и вместе воевали...
Прыдыдущие 2 статьи было о подготовке в совке немецких летчиков.


Айнзацгруппы, совместные отряды Гестапо-НКВД, Эйхман, Мюллер и еврейский вопрос

Главы из книги Пьера де Вильмаре

"Досье Сарагоса. Мартин Борман и Гестапо-Мюллер после 1945 года"


ГЛАВА VI
6.1. Охота на людей и еврейский вопрос
Айнзацгруппы (Einsatzgruppen или специальные части), действующие параллельно с Вермахтом впервые появились у немцев в 1938 году в Чехословакии. Они были точной копией, подсказанной Мюллером Гейдриху, специальных частей, созданных в СССР вне структур Красной Армии. Между ними и военным командованием без конца вспыхивали конфликты компетенций, главным образом во время оккупации западной половины Польши. Потому в марте 1941 Вальтер Шелленберг, заместитель Гейдриха по делам СД, поручил Мюллеру провести переговоры об их точной роли, где бы они ни действовали, с начальником штаба Верховного главнокомандования генерала Вильгельма Кейтеля.
Действительно, они не только проводили репрессии, но также занимались и тем, что проникали на объекты и территории противника. Их заброска агентов и аналогичная деятельность специального отдела Абвера, предусмотренного для подобной работы, часто сталкивались между собой и мешали друг другу.
До середины войны айнзацгруппы, которыми командовали четыре высших офицера, были крайне мобильными, в особенности на фронте, и никогда не насчитывали более трех тысяч человек. Гестапо-Мюллер сам подбирал для них личный состав. Контингент мало походил на достойный: солдаты и унтер-офицеры, подвергавшиеся дисциплинарным наказаниям, даже «уголовники», которых вытащили из тюрем или концлагерей. Кстати, перевод в эти части рассматривался как наказание. Потому что Мюллер говорил так: «Или под расстрел или в айнзацгруппу!».
В своей роли они набрали опыта с 1939 по 1941 год во время оккупации Польши. А именно: в ходе обменов заключенными, предусмотренных договором 23 августа, обменов, которые фактически начались в тайне еще с 1937 года, маленькими группами.
В то время приблизительно тысяча коммунистов и советских агентов в Германии или немецких агентов, арестованных в СССР были обменены той и другой стороной. Находясь в постоянной связи, с 1939 по 1941 год специальные части сотрудничали с их коллегами из НКВД, следя за отправками людей и семей, и разыскивая тех, кто пытался от этого ускользнуть. Ведь многие бывшие коммунисты или агенты Москвы боялись, что их выдадут их хозяевам, которые, разумеется, расстреляли бы их как предатели, так как они попали в тюрьму.
Хотя точную статистику установить невозможно, так как у нас нет доступа к советским архивам, наше исследование отметило, тем не менее, немалое количество самоубийств во время этих обменов. Немецкие архивы позволяют отметить, что в ноябре 1939 года посол Германии в Москве Вернер фон Шуленбург (горячий сторонник германо-советского сближения) в официальной ноте с прилагаемым списком потребовал передачи 500 своих соотечественников. Гестапо-Мюллер и его помощники взяли на себя их прием на мосту в Брест-Литовске, на границе разделенной надвое Польши.
Именно в этом месте в декабре 1939 года была передана Маргарете Бубер-Нойман, вдова видного деятеля немецкой коммунистической партии, которого Сталин в 1937 году приказал расстрелять, так как он был противником любого сближения с Берлином.
Вальтер Ульбрихт, счастливый от того, что он тотчас же занимает место Ноймана, тепло приветствовал в августе 1939 германо-советское соглашение – так же как французские коммунисты Луи Арагон и его подруга Эльза Триоле. После двух лет Гулага в Сибири, Маргарете Бубер-Нойман была отправлена Мюллером в лагерь Равенсбрюк, откуда она вышла полумертвой в конце мая 1945 года.
Когда она в 1971 году опубликовала французское издание своего труда об истории Коминтерна в 1919-1943, меня очень удивило, что в нем нигде не был упомянут Гестапо-Мюллер.
- Вы же очень хорошо знаете, почему я не смогла сделать это в немецком издании в 1967 году, и не могу это сделать теперь! - ответила она мне, неподвижно глядя на меня своими глаза, сверкающими, но измученными ее долгими испытаниями, на покрытом морщинами лице.
Нет, я этого не знал. Я продолжил бы мои вопросы, если бы другие люди не прервали нашу беседу.
Мне понадобилось это длинное расследование жизни и деятельности Генриха Мюллера чтобы понять, что она хотела сказать. На этих страницах будет найдена путеводная нить.
6 2. Совместные отряды Гестапо-НКВД
Надо напомнить, что Польша с осени 1939  года стала первой страной мира, которая боролась одновременно с нацизмом и с коммунизмом, и за это очень дорого платила как во время, так и после войны. Небольшая часть польских коммунистов, либо с немецкой стороны, либо с советской стороны, своими доносами способствовали охоте на участников сопротивления.
В 1957 году в еженедельнике «Polityka» коммунистический историк Мариан Малиновский попытался сократить до минимума эту страницу истории, о которой потом уже никогда не говорили:


«Положение коммунистов было тяжелым, писал он. Советские власти полностью не доверяли им и, более того, совершили некоторое количество неправомерных действий (!). В течение первых месяцев 1940 года их службы безопасности приступили к высылке сомнительных элементов...»

Малиновский умалчивает тот факт, что коммунисты выдавали либо нацистам, либо НКВД, как националистически настроенных поляков, так и своих собственным товарищей по партии, вся беда которых была в том, что они были противниками оккупантов.
Несколько прежде неизвестных деталей заслуживают, чтобы быть здесь упомянутыми. Они доказывают, что Сталин с 1938 года предусмотрел это германо-советское сотрудничество в Польше. По особому приказу его кабинета Москва отправила в страну некоего Богданова, известный также как «Жан», настоящее имя Антон Иванович Козаниров, чтобы объяснить товарищами, как нужно ломать их аппарат, который якобы позже будет восстановлен.
Богданов выбрал в качестве своих помощников трех бывших участников Интернациональных бригад, воевавших в Испании: Стефана Духлинского, Пинкуса Картина, и Хиля Шрагу. Они свирепствовали в Польше до начала 1940 года, и эффективность этого тайного советского аппарата доказывает то, что Духлинский вновь появился в Лондоне в 1941 года, тогда как Картин с конца 1940 года находился в Виши как член советской делегации при маршале Петэне. Картин «исчезает» в 1942, но появляется в Париже в 1945 года, где его обнаруживает Шрага. Тогда оба они были внедрены в среду меньшинства польских эмигрантов, оставшихся или снова ставших приверженцами Москвы. В постоянном контакте с постами и совместными бригадами Гестапо-НКВД, которые прочесывали страну, они к началу 1940 года устроили разгром  первых польских сетей внутреннего сопротивления.
Советский историк Рой Медведев впервые нарушил молчание, окружавшее закулисные стороны этого периода, когда в 1972 он четко указал, что «таким образом были сосланы, либо в немецкие лагеря, либо в Гулаг около двух миллионов поляков в соответствии со вторым протоколом (Договора от 23 августа 1939 года), который обусловливал, что заинтересованные государства брали на себя обязательства не допускать в каждом из них какой-либо агитации против другой стороны, и информировать друг друга о своих усилиях в этом направлении».
Гестапо-Мюллер регулярно выезжал в Варшаву, в Краков, в Брест-Литовск и главным образом в Закопане, около польско-чехословацкой границы, где его сотрудники делили кабинеты со своими коллегами из НКВД. Главное бюро было устроено в Кракове, где находился Ганс Франк, гауляйтер польской зоны, оккупированной немцами.
Гауляйтер Франк, хотя и был родом из Карлсруэ, хорошо знал Мюллера. Он недолгое время был министром юстиции в Баварии, и неоднократно обсуждал с ним досье для карательных мер.
Он впоследствии с удовольствием снова встречался с ним во время его посещений Кракова, соглашаясь с ним в вопросах обращения с «этими неполноценными людьми, которыми являются славяне, и особенно поляки». Франк тогда заявил в одной берлинской газете: «Если бы мне требовалось публиковать объявление всякий раз, когда было убито более семи поляков, то лесов этой страны не хватило бы, чтобы обеспечить необходимую для этого бумагу!»
Документальные кадры, отснятые немцами и захваченные сопротивлением, и тайно сделанные фотографии в конце 1960 года были смонтированы в документальный фильм поляком Янушем Пекалкевичем, находившимся в ссылке в Мюнхене в 1945 году. В этом фильме можно увидеть обучение, практику и операции советско-немецких объединенных подразделений, и доказательства того, что Москва до конца 1940 года предоставила немецкому флоту свою базу в Мурманске, чтобы немцы могли осуществлять оттуда свои операции в Арктике и в скандинавских морях. Французские телевизионные каналы никогда не показывали этот документальный фильм. Не будучи шедевром, он - бесспорное и горестное свидетельство против мифа коммунизма, поднявшегося на борьбу против нацизма. Впрочем, 9 июня 1991 года газета «Московские новости» подтвердила: «С немецкой стороны, как можно прочитать, операция (репрессия) была осуществлена командой, состоявшей исключительно из эсесовцев. В течение двух месяцев (ноябрь и декабрь 1939 года), она свободно действовала в советской оккупационной зоне Польши, в согласии с соответствующими органами НКВД, для контроля над экспатриацией тысяч лиц немецкого происхождения».

http://holocaustrevisionism.blogspot.com/2013/07/blog-post_9300.html

Tags: агрессоры wwii, кгб, совеццкий значит нацистский
Subscribe
promo grzegorz_b january 1, 2016 21:38 2
Buy for 50 tokens
место для пиара и все такое :)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →